Знакомство со взрослыми участниками семинара

Семинар по экологическому просвещению "Переходи на зеленую сторону" | Центр экономии ресурсов

знакомство со взрослыми участниками семинара

Знакомство участников обучения необходимо не только для того, чтобы . По договоренности всех участников семинара, каждый цвет означает. Знакомство с участниками семинара. 1. Сложности во взаимоотношениях со взрослыми (родителями, учителями) и сверстниками;. Знакомства тренера с группой и знакомства участников друг с другом. Упражнения на знакомство создают в группе доверие, которое так необходимо.

Некоторые студенты неохотно отказывались от своих традиционных воззрений, в то же самое время находились и те, кто разделял социалистические ценности и приезжали в Советский Союз из-за свои идеологических взглядов. Своё выступление Рустам Матусевич начал с рассказа о том, как он собственно пришёл к подобной проблематике. В ней автор прямо говорит, что мы имеем дело с языковой фикцией, которая не отсылает нас напрямую к феномену социальной реальности дореволюционной России.

Почему же тогда данный термин оказался столь живучим? Докладчик выделяет три основных смысла, которые вкладываются в рассматриваемый термин в современных исследованиях. Во-первых, работники умственного труда, во-вторых — радикалы, в-третьих, образованные люди.

Кондратьева в условиях тюремного заключения. Историческая география в научном творчестве В. Голос человека XVII. Первые воспоминания в автобиографиях евреев Российской империи: На аспирантском семинаре 22 мая состоялось сразу два доклада. Действительно, в центре каждого из них была не столько методология других учёных, сколько рассуждения о границах обозначенных теорий и возможности их использования в собственном исследовании.

Вопрос о том, насколько применима социология Бурдье к советской историографии стал одним из первых, на котором заострил внимание Антон Афанасьев. Автор доклада прекрасно понимает, что концепция, разработанная на материале другой страны, а главное, другой социально-экономической системы не может быть использована для его случая без необходимых оговорок.

Тематика докладчика вообще несколько уже, чем тема заявленного выступления и посвящена попыткам сциентизации истории в Советском Союзе, с точки зрения Антона, применение методологии Бурдье к конкретно этой проблеме поможет посмотреть на неё под другим углом и вскрыть ранее ускользавшие нюансы взаимоотношений советских историков.

Прежде всего, Антона интересует один из главных персонажей его диссертации, Борис Поршнев. Это довольно интересный учёный, который не просто хотел изменить методологию истории, но предлагал целый проект общей науки, которая должна будет объединить гуманитарные и естественнонаучные дисциплины.

Однако сам Поршнев долго шёл к этой идее и так и не успел представить её в своей полноте коллегам, поэтому воззрения историка оказались в своё время во многом не поняты. Тем не менее, Борис Фёдорович всё равно предпринимал попытки для того, чтобы продвигать свои взгляды. То есть, говоря языком Бурдьё, старался увеличить символический капитал.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Он может, в том числе, перетекать из одной области в другую. Поршнев пытался использовать свои связи и административный ресурс, чтобы его работы не просто публиковались, но и переводились на иностранные языки. Кроме того, репутация догматичного марксиста хотя сам таковым он и не являлся позволяла Борису Фёдоровичу совершать долгие поездки за границу, чего не могли себе позволить многие из его коллег.

Здесь символический капитал уже перетекал в обратную сторону. Если же отойти от фокусировки на одном только Поршневе, то Антон показал, что попытки сциентизировать историческую науку предпринимались не только его способом. Если Поршнев опирался скорее на науки о природе, то, например, Барг ориентировался на математизацию истории. Успех последнего подхода был связан, в том числе, с административными факторами. Такое решение не было претворено в жизнь, однако, общий курс на математизацию наук о человека с того времени всё же начал наблюдаться.

Главная мысль автора доклада состоит в том, что попытки продвинуть своё видение новой методологии сопровождались не только научными дискуссиями на страницах журналов, но включали в себя многие другие институциональные и внеинституциональные способы борьбы, включавшие, в том числе, переход на личности и откровенную травлю учёного.

Как замечает дочь Поршнева, такая кампания против её отца могла стоить ему жизни, подорвав здоровьё ученого, который сильно переживал отказ печатать одну из ключевых его работ. Докладчик начал с определения самого понятия дискурс, которое не было придумано самим Ван Дейком, а лишь использовано им в его собственных построениях.

Он предпочитал называть КДИ не готовой методологией, а своеобразным междисциплинарным проектом. Как и многих других исследователей дискурса, ван Дейка интересует, прежде всего, его потестарная плоскость — то, как в комплексе текстов себя проявляет власть.

Главным образом, внимание голландского лингвиста концентрировалось на изучении СМИ и как в них происходит злоупотребление властью. Благодаря наступившей во время перестройки гласности, стало возможным открытое обсуждение многих общественных проблем. Одной из животрепещущих тем того времени была реформа образования Во многом она не смогла оправдать возложенных на неё ожиданий и не стала подлинным обновлением системы.

Многие педагоги, да и просто неравнодушные граждане имели своё взгляд на то, каким должно стать новое образование, которое смогло бы отвечать потребностям своего времени. В таком случае ставится логичный вопрос, если ван Дейк изучал новости, то можем ли мы применить его подход к письмам читателей в газетах? Сам Андрей даёт на этот вопрос утвердительный ответ. Письма, хоть и не соответствовали многим канонам публицистики, но отвечали на актуальные вопросы.

Кроме того, некоторые журналистские статьи активно использовали голоса своих читателей, вплетая их в общий нарратив авторских статей. Хотя аргументы докладчика и интересные, но, всё же, довольно спорные.

На этом вопросы о применении КДИ к теме исследования Андрея не исчерпываются. Так, оппоненты отметили, что у ван Дейка чётко ясно кто автор и кто публика, но в данном выступлении эти категорию оказываются довольно эфемерными и даже порой совпадающими.

Но, наверное самое важное то, что голландский учёный рассматривал стабильные хронологические этапы, в то время как перестройка — время серьёзных перемен, когда дискурсивные практики меняются довольно быстро и радикально.

Это снова напоминает нам о том, что мы должны внимательно относиться к тем словам, что мы используем в наших научных трудах и прояснять любые широкие термины. В своём выступлении Елена решила инвертировать традиционную схему представления методологии, рассказав о ней не в начале доклада, а в его второй половине, уже после того, как участники семинара получили представление о том, кто вообще такой Иоганн Лерхе и чем история его жизни так интересна для докладчицы.

Привлекательным оказывается, например, тот факт, что из-за отсутствия жёстких институциональных рамок в России XVIII века чистых врачей практически не было, и Лерхе помимо врачебной практики реализовал себя во множестве иных сфер, например, в ботанике. Многообразие видов деятельности героя доклада заставило задуматься Елену о том, насколько такая жизненная и профессиональная траектория вообще типична для врача того времени.

Семинар для педагогов-психологов "Песочная терапия в работе с младшими школьниками и их родителями"

Обратиться к теории агентскости автор доклада решила как к концепции, которая изучает взаимоотношения человека и крупных структур и то, насколько вообще свободно личность может принимать решения в рамках системы. Любопытно, что выбор в пользу методологии агентскости Елена сделала благодаря нашему семинару, точнее говоря, благодаря этой страничке с репортажами о прошедших докладах, где она прочлf про выступление Ирины Махаловой, которая использовала теорию агентскости для изучения коллаборационизма в Крыму.

Уже тогда, на магистратуре, Елена подумала, что эта теория могла бы стать хорошим способом концептуализации накопленной информации о Лерхе. Правда, в отличие от Ирины, автор данного доклада решила взять не одну теорию агенскости, а сразу несколько разных.

Однако все эти теории всё-таки не столько дополняют друг друга, сколько вообще представляют собой разные способы объяснения реальности. Как заметила Ирина Максимовна, это всё равно, что описывать какой-либо экономический феномен с точки зрения марксизма, кейнсианства и неоинституционализма.

В каждой из этих теорий есть своя логика, свои основания и подход к каждому частному случаю. В этом случае, Елена может использовать их все на уровне отдельных терминов или же просто как способ организации своего мышления. Но пытаться заставить заработать такие разные теории в одном исследовании невозможно.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Однако сама Елена и не собиралась этого делать, увидев в этих разных подходах скорее упомянутый способ организации мышления, что тоже довольно полезно для историка.

Доклад Дмитрия Ащепкова "Метод лингвистического анализа А. Вежбицкой с целью понимания чужой культуры" На аспирантском семинаре 24 апреля прошёл доклад Дмитрия Ащепкова "Метод лингвистического анализа А.

Вежбицкой с целью понимания чужой культуры". Выступавший не зря решил обратиться к лингвистике, ведь его исследование посвящено определению понятия "русский" в древнерусских письменных источниках XI-XIV веках. Однако насколько ему подходит именно эта методология - вопрос достаточно спорный.

Австралийской исследовательница польского происхождения разграничивает общие понятия, характерные для любого языка и особые лингвоспецифические концепты, которые характерны только для определённой культуры.

Тикунова И.П. - Составляющие эффективного обучения взрослых

Очевидно, что первые будут понятны любому человеку, в то время как вторые невозможно просто перевести на другой язык, потому что в других языках просто не будет адекватного термина, отражающего всю специфику употребления и передающего смысловые коннотации оригинала. Собственно, язык и состоит из таких "ключевых слов", как называет их сама Вежбицкая, а изучение таких слов помогает нам понять особенности культуры изучаемого нами народа.

Однако использование этого подхода не даёт автору доклада ничего кроме достаточно банального вывода о том, что понятие, которое сегодня кажется нам близким, имеющим очевидный смысл, использовалось в чужой языковой и культурной обстановке, возможно.

Ради такого вывода, возможно и вовсе не нужно прибегать к лингвистике. Младший оппонент Иван Мишин отметил, что для данной работы гораздо более уместным был бы контент-анализ.

В этом случае необходимо посмотреть динамику изменения семантики слова "русский" на данной исторической дистанции. Как правильно указал старший оппонент, а по совместительству и научный руководитель докладчика - Дмитрий Анатольевич Добровольский метод Вежбицкой синхронический и применялся только на материале современности с живыми носителями языка. Большой вопрос, что будет с выводами австралийской лингвистки, если их использовать в диахроническом исследовании с использованием разрозненных письменных источников.

Контент-анализ, как согласился Дмитрий Анатольевич, подходит для подобной работы гораздо. Возможно, этот семинар и станет отправной точкой для докладчика, чтобы освоить и применить новый подход. Доклад Алемжана Аринова "История эмоций применительно к изучению народного ополчения Москвы" 17 апреля на аспирантском семинаре состоялся доклад Алемжана Аринова "История эмоций применительно к изучению Великой Отечественной войны".

Подобный широкий размах может вызвать вопрос: Собственно, сам Алемжан занимается не всей Великой Отечественной, а только народным ополчением Москвы. Для лучшего понимание того как жили и что чуствовали ополченцы докладчик и выбрал подобную методологию.

Сама история эмоций, как логично предположить, занимается изучением человеческих эмоций в прошлом. Хотя здесь нужно добавить, что историков должны интресевать не просто эмоции, а те социальные нормы, которые конструируются вокруг эмоциональных реакций человека.

Однако здесь ещё нужно прояснить, что же вообще такое эмоция. Алемжан подошёл очень внимательно к вопросу определения терминов. Несмотря на это, кажущаяся простота слова "эмоция" всё же обманула автора доклада, ведь мы часто можем спутать эмоцию и чувство. Понятия эти близкие, но всё же разные. Так, "эмоция" - непосредственная реакция на какую-либо конкретную ситуацию, в то время как "чувство" - устойчивое отношение человека к чему-либо. Поэтому такие идеи как "любовь к родине" или "ненависть к врагу" - это всё-таки не эмоции, а именно чувства.

Тем не менее, подобное размывание заявленного предмета доклада может сделало его не столь строгим, зато более интересным.

В частности, Алемжан смог показать как менялось отношение к рядовым немецким солдатам. Первое время советские фронтовики, по инерции от довоенной пропаганды, продолжали воспринимать их как собратьев-пролетариев, угнетаемых буржуазией своей собственной страны. Постепенно это сочувствие меняется ненавистью, что было вызвано, конечно, не только сменой идеологической парадигмы, но и банальным фактом того, что солдаты видели на фронте.

Однако Алемжан приводил интересные примеры не только эволюции чувств, но и эмоций. Например, у советских бойцов часто встречалась танкобоязнь. Безусловно это не устойчивое чувство человека, но проявление реакции на конкретное событие. В данном случае, это наверное самая очевидная эмоция, а которой может идти речь, когда мы говорим о войне - страх. Любопытно, что с танкобоязнью пытались бороться. Так, например, в стрелковой дивизии солдат готовили к подобным ситациациям: Тем не менее, это не очень сильно помогло, потому что многие бойцы всё равно оставляли свои позиции из-за нахлынувшего страха.

В тоже время интересно, что эмоции советских воинов никак не цензурировались в письмах, под обработку могли попасть пассажи о количестве боевой технике и расположении военных отрядов, но описание страха простого солдата не заштриховывалось цензорами.

В оппонировании докладу Даулет Жанайдаров обратился к важной методологической проблеме, поднятой Алемжаном о противопоставлении социального конструктивизма и биологического универсализма. Даулет правильно указал, что в рамках истории эмоций, такое противоречие снимается тем, что универсальные биологические реакции людей вряд ли заинтересуют историка, наши полномочия начинаются там, где проявляется индивидуальность культуры, где эмоциональные нормы народов будут в чём-то отличаться.

Кроме того, Даулет, как исследователь кинематографа предупредил о том, что следует внимательнее относиться к визуальным источникам и избегать вчитывания эмоций в фотографии, что сделал Алемжан, показывая участникам семинара фотографии людей с боевым истощением. Тем не менее, несмотря на многие огрехи, указанные в данном репортаже, хочется отметить доклад как очень стройный, глубокий и насыщенный интерсными фактами. А наш аспирантский семинар как раз призван, чтобы устранить мелкие недочёты и неточности.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Участники аспирантского семинара прослушали доклад Ильи Дементьева "Голос Истины или игра в бисер? Анаграмма — как средство криптографии, художественный приём или футурологическая стратегия — занимает особое место в истории европейской культуры.

После открытий Фердинанда де Соссюра, которые приобрели в глазах специалистов космический масштаб значительно позже, чем были совершены, невозможно игнорировать роль анаграммы в литературе. Однако между трактовками анаграммирования как эзотерической практики и как самодостаточного интеллектуального упражнения — широкий диапазон интерпретаций, открывающий, возможно, новый ракурс не только культурной, но также политической и социальной истории нашей части света. Изучение феномена анаграммы может рассматриваться как новое междисциплинарное поле в рамках современного социогуманитарного знания.

Ирина Махалова выступила с докладом на конференции Участница аспирантского семинар, аспирантка второго года обучения Ирина Махалова приняла участие в конференции для студентов PhD graduate students "Сопротивление и коллаборационизм в оккупированной Европе", которая состоялась 2 апреля в Йельском университете Нью-Хейвен, США. Ирина выступила с докладом на тему "Женский коллаборационизм в Крыму в период нацистской оккупации ".

знакомство со взрослыми участниками семинара

Доклад Мэтью Клопфентштейна "Культурно-антропологический подход к изучению связей между мертвым телом и обществом на примере смерти и похорон актрис поздней российской империи " 3 апреля на аспирантском семинаре профессора Савельевой состоялся доклад аспиранта из Америки Мэтью Клопфентштейна "Культурно-антропологический подход к изучению связей между мертвым телом и обществом на примере смерти и похорон актрис поздней российской империи ".

Взгляд иностранца на свою историю интересен всегда, но в данном случае любопытным стал уже сам выбор темы сделанный нашим гостем.

Для работы с такой необычной темой Мэтью решил использовать методы антропологии, в частности, отношение тела и общества, в случае его исследования - мёртвого тела.

Для докладчика был важен тот факт, что отношение общества к телу может много рассказать нам о порядках и нормах внутри. Похороны в таком случае могут служить своеобразной призмой, сквозь которую мы можем увидеть и разложить социальные процессы своего времени. В качестве основного примера на этом докладе Мэтью взял лишь один процесс похорон из трёх, которые он планирует рассмотреть в своей работе. Кроме того, это обряд погребения не актрисы, а певицы.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Её имя мало что скажет нашим современникам, однако в своё время, Анастасия Вяльцева была поистине народной знаменитостью. Репертуар её песен составляли в основном цыганские романсы, что, конечно, не могло вызвать восторга у искушённой аудитории, но вот простые люди обожали Вяльцеву.

Она стала одной из первых звёзд в истории отечественной эстрады, чему способствовали веяния времени. В частности, появление звукозаписи, сделавшее возможным распространить её голос в тысячах грампластинок. Но, что гораздо важнее, это стремительное увеличение тиражей печатных изданий и возрастание роли прессы в обществе.

Ведь, как мы знаем, звезда - это не только и даже не столько оценка творчества человека, но его образа.

Вяльцева стала знаменитой не только благодаря тому, что хорошо пела, но также за счёт своего обаяния. Именно поэтому прессу интересовало не только творчество певицы, но её жизнь, а следовательно и её смерть. Однако смерть Вяльцевой не предстала в докладе Мэтью главным сюжетом.

Даже похороны певицы не заняли столько внимания, сколько вопрос о её здоровье, вернее нездоровье. Вяльцева страдала от малокровия, которое настигло её в зените славы. Однако болезнь не отвернула внимание общества от артистки, но, наоборот, вызвала его особенный интерес.

Газеты начали публиковать бюллетени о состоянии Вяльцевой, где сообщали сведения о её артериальном давлении и температуре. Однако главной интригой многочисленных репортажей стало то: Для этого из Европы выписывали известных врачей, но они были бессильны. Не помогла даже новаторская в то время процедура - переливание крови. За помощью обращались не только к передовым технологиям, но даже к помощи шаманов с Востока, что было также тщетно. Газеты язвительно замечали, что восточные знахари берут деньги только в том случае, если пациент поправляется, в то время как западные эскулапы в любом случае получат свой гонорар.

Однако смысл данного сюжета вовсе не в подобных ремарках. Тот факт, что медицина бессильна даже в том случае, если больной состоятельный человек, сильно подрывал доверие к ней простого народа. В обсуждении был отмечен факт смещения исследовательского интереса докладчика со смерти Вяльцевой на её умирание.

Одним из оппонентов был Сергей Мохов, который не просто интересуется изучением смерти, но является редактором научного журнала, посвященного исключительно этому вопросу "Археология русской смерти". Собственно, Сергею как раз и не хватило рассмотрения самой смерти в данном докладе: Кроме того, антропология тела как методология в данном исследовании не имеет особого резона.

Человеческий опыт не отделим от его тела, поэтому объект исследований в таком случае оказывается очень размыт, ведь история и так имеет дело с человеком. Конечно, есть исследования, в которых изучается влияние телесного опыта человека на социальные практики, например, книга Роберта Герца "Смерть и правая рука". Однако в данном докладе не совсем ясно как именно такой подход может быть полезен Мэтью в его изысканиях. Но ведь данный семинар и предназначен для того, чтобы столкнуться с подобными сложностями и подобрать не просто удобную, но действительно нужную методологию для своего исследования.

Доклад Екатерины Олешкевич "Автобиографии евреев Российской империи: Тем не менее, несмотря на все эти трудности, семинар прошёл на очень достойном уровне. Во многом это произошло благодаря качеству представленного на нём материала. Выступление Екатерины было посвящено культурно-историческому подходу, применяемому в психологии, и тому, как можно использовать его в специфической теме самой докладчицы, которая занята изучением культуры детства у евреев конца XIX века.

Один из участников семинара - Антон Афанасьев, справедливо отметил, что для историка сама формулировка данного подхода уже звучит довольно странно и даже тавтологично: Докладчица пояснила, что подобное выражение может резать слух историку, но в психологии рассматриваемый подход противостоял натуралистическому, который пошёл ещё от Фрейда и постулировал первичную роль в формировании поведения человека его природных особенностей, а не социума.

Многих пионеров культурно-исторического подхода интересовали как раз дети. Ведь, чтобы понять, что представляет собой человек, нужно, прежде всего, задаться вопросом о том, как им вообще становятся.

За отправную точку в своём докладе Екатерина взяла исследования Льва Семёновича Выготского, который разделял точку зрения, что психические функции человека делятся на низшие и высшие. Первые - есть простые биологические реакции человека, а вот вторые усваиваются посредством интериоризации, то есть, при переходе из внешней социальной действительности во внутренние структуры человеческой психики. Поэтому низшие психические реакции - простые, действующие по принципу стимул-действие, а высшие усваиваются опосредованно через систему знаков.

Екатерина отмечает, что интериоризация применима и для исторической науки, ведь любой исторический феномен - есть диалог автора и социальной реальности его окружающей, а задача историка - восстановить этот диалог.

Парсамов отметил, что знание того, что люди других эпох мыслили по-другому, а факт того, что мышление человека - продукт его взаимодействия с обществом - мало что даёт историку. От теории Выготского автор доклада перешла к "практике".

  • Как проводить знакомство в тренинге
  • Конспект тренинга на знакомство и сплочение:"Знакомство молодых педагогов"
  • Упражнения на знакомство

Она взяла первую автобиографию написанную на иврите М. Гинцбургом, и сравнила её с такой важной вехой в этом жанре как "Исповедь" Жана-Жака Руссо. Естественно, что Екатерину интересовал не просто жанр автобиографии как таковой, а то, какое место в них занимает детство автора. Оба рассматриваемых писателей уделяют достаточное внимание этому этапу своей собственной жизни. Различие же, по мнению докладчицы, состоит в том, как именно два автора описывают своё детство.

Семинар профессора Савельевой

Рассказ Руссо куда более экспрессивный и живой, в то время как автобиография Гинцбурга напичкана разными клише, которые задним умом придают детству важный характер, а само повествование носит явный дидактический характер. Автор доклада считает, что это свидетельствует о том, что в более традиционном еврейском обществе детству не придавалось особого значения. Поэтому Гинцбургу приходилось реконструировать его, используя популярные шаблоны из литературы своего времени, а не живые воспоминания.

Тезис весьма интересный, но довольный спорный. В частности, использование всевозможных клише и дидактика при описании детства довольно популярны даже в современных автобиографиях. Кроме того, Вадим Суренович обратил внимание участников семинара на само детство Руссо, который рос в очень трудных условиях, которые оказали значительное влияние не только на личность просветителя, но и на его политические взгляды. Например, его отношение к цивилизации как к тому, что уродует чистого от природы человека.

Поэтому, считал Руссо, воспитание не просто не нужно, но даже вредно для человека, и только выросший в естественных условиях, человек может сам выбрать, какое государство ему ближе, и заключить с ним отдельный общественный договор. Безусловно, довольно очевидно, что когда взрослый человек описывает своё детство, то он неизбежно привносит в его описание взгляд своего возраста и высвечивает те стороны, которые важные для него сейчас, а не.

Однако Екатерина отметила, что для неё скорее интересно не детство само по себе, а складывание нарратива о нём, а здесь, такие искажения не мешают исследователю, а наоборот, становятся центром его работы и помогают лучше понять, не детство автора биографии, а его как уже взрослого писателя, обратившегося к этому литературному жанру.

В последние десятилетия политическая история во Франции стала в полном смысле современной областью исторической науки. После длительного периода дискредитации она смогла обогатить свой методологический арсенал, расширить предметную область за рамки государственных институтов и публичного права, увеличить хронологический масштаб исследований. Автор анализирует причины подъема политической истории. В противовес объяснениям на уровне общих тенденций в исторической дисциплине, основное внимание уделено собственному вкладу историков политики в теоретическое развитие своей области.

В частности, показано ключевое значение их подхода к трактовке исследовательского объекта. Доклад Анастасии Заплатиной "Материалы медицинского отдела войск НКВД по охране тыла через призму социальной истории медицины" 20 марта с докладом "Материалы медицинского отдела войск НКВД по охране тыла через призму социальной истории медицины" выступила Анастасия Заплатина.

Sandplay с большой буквы — это классическая форма юнгианской песочной терапии со свойственной ей теоретической базой и методологией; sandplay с маленькой буквы — это различные модификации метода песочная терапия в контексте арт-терапии, сказки на песке, дидактические программы на песке и др. Этот метод можно использовать с детьми со следующим спектром проблем: Различные формы нарушения поведения; Сложности во взаимоотношениях со взрослыми родителями, учителями и сверстниками; Психосоматические заболевания; Повышенная тревожность, страхи; Сложности, связанные с изменениями в семейной ситуации развод, появление младшего ребенка и в социальной ситуации школа ; Неврозы.

Считается, что такой размер песочницы соответствует объему поля зрительного восприятия охват всего мира одним взглядом, не перемещая глаз. Внутренняя часть ящика выкрашена в голубой цвет, что символизирует небо и воду. Данный размер песочницы предполагает индивидуальную работу или работу с группой человека.

Наряду с классической формой песочницы существуют и другие по форме песочницы: Круглая песочница мандала — облегчает сосредоточение на картине. Круглый поднос может быть предложен клиенту, чтобы способствовать снижению его беспокойства и волнения. Квадратная песочница — провоцирует стремление человека занять ее центр, найти идею, объединяющую все элементы картины. Прямоугольная песочница — отражает проблемы, конфликты более ясно. Работая с данной песочницей легче собрать психодиагностическую информацию о клиенте.

Желательно иметь разный песок из которого клиент может выбирать тот, который лучше отражает его эмоциональное состояние. В зависимости от того, какой песок используется, мокрый или сухой; чувства которые возникают при контакте с ним различны. Сухой песок — нежный, легкий, переменчивый, сыпучий, он напоминает о вечности, бесконечности бытия.

Смешанный с водой, песок становится более темным и начинает приобретать качества земли и ему можно придать форму. Песок как природный материал загрязняется, поэтому его нужно постоянно просеивать и промывать. После работы с песком обязательно мытье рук. Как много фигурок должно быть в коллекции? Их не должно быть слишком много, но они должны быть символически ценными.

Размер фигурок не должен превышать 8см. Размещение коллекции миниатюрных объектов: Фотография подноса должна полно отражать все, даже мелкие предметы и сооружения. Место игры в песочнице в структуре индивидуальной консультации.